МЫ ЛЮБИМ ВСЕХ, КТО ЛЮБИТ ЕГО - МАЙКЛ ДЖЕКСОН

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Библиотека

Сообщений 401 страница 409 из 409

401

Мы сотканы из ткани наших снов,
Из кружев мечт и бестолковых снов…
Слепы мы от рождения, не видим счастья путь,
Утратив веру в собственные силы,
Пытаемся её вернуть.
А повзрослев, мы забываем о мечтах,
И не летаем больше в снах.
Мы думаем одно, а говорим другое,
Обманывая вновь и снова.
Мы слышим, но внутри глухи у нас сердца,
Боимся мы открыться до конца.
Мы спим лицом к лицу, лица не увидать,
Объединяет нас кровать.
Мы дышим вроде в унисон,
Пока не сморит нас глубокий сон.
Мы вместе, но врозь на самом деле,
Пуская стрелы, ангелы не этого хотели.
Идя по жизни с грузом кандалов,
Мы забываем основу из основ,
Что сотканы мы из ткани наших снов,
Из кружев мечт и бестолковых слов любви,
Которые так важно иногда нам слышать,
И говорить тому, кто рядом с нами дышит.

Уильям Шекспир

Библиотека

+3

402

Цитата дня:   

Все сказки оказываются правдой, если уметь их читать.

(с) Лада Лузина

Библиотека

+4

403

Сколь многие из нас, уже взрослыми возвращаясь в места детства, чувствовали ту моментальную, тонкую и пронзительную грусть, чье лицо — само время, явленное взору во множестве больших и маленьких перемен. Сколь многие думали, говорили, а зачастую и писали после: «Мир стал другим. Мир стал не тем. Мир стал хуже». И никогда, никогда не было важно — что за перемены произошли. Мир стал хуже просто потому, что стал другим. На месте старой покошенной избы бабы Мани, возле которой паслись гусь Федька и коза Нона (ты таскал им траву и с щенячьим восторгом сыпал из ладошек крупное желтое зерно) теперь вырос крепкий богатый дом, совершенно чужеродный. Территория облагорожена, убрана, но нет уже ни бабы Мани, ни Федьки, ни Ноны. Или, наоборот, та изба развалилась окончательно, и стоит ее безлюдный осиротевший остов — памятником твоих воспоминаний.

Когда я сам вернулся в свой старенький дачный поселок, мое главное наблюдение было в том, что он стал… низким, что ли. Да, именно низким. Заросшие кустарником заборы, до верхушки которых я не мог дотянутся в свое малолетство, которые скрывали что-то удивительное, теперь стояли покоренными, высотой по грудь, и совершенно прозрачными. А за заборами — самые обычные дома. Низкие-низкие, словно бы припадавшие к земле все время, пока я рос. Обычные дома. Еще одно отличие — в моем детстве не было обычных домов, к каждому из них прилагалась своя история, своя сказка или легенда. И чем непроглядней были кусты, чем выше заборы и неприступнее избы, тем удивительней были те истории. Когда я вернулся — все осталось прежним. Но все стало хуже. И та же острая, жалящая тоска, полная какой-то щемящей любви, сдавила горло.

В такие моменты возвращений мы часто ищем словно бы кого-то, кто виноват. Мы обвиняем в своей тоске перемены, мы говорим эти самые слова «стало хуже», легко обманываясь. Потому что очень часто ничего не стало хуже, иногда стало даже лучше — если посмотреть глазами стороннего равнодушного обывателя. Но у нас нет равнодушных глаз, у нас есть только то, что всегда вызывает смешивающее внутренний свет и внутреннюю боль чувство — это встреча с самим собой. Встреча в сердце взрослого человека с ребенком, которым он был, которым остался — здесь, рядом с бабой Маней, ее гусем и козой, с охапкой травы в руках или сыпучим зерном. И по какому-то негласному внутреннему закону, встречаясь с собственным прошлым, мы виним настоящее. Виним самих себя за то, что больше никогда не будем детьми. Это то, что мы по-настоящему умеем — винить. Когда можно закрыть глаза, протянуть руку и пусть с печальной, но благодарностью почти коснуться подушечками пальцев курносой веснушчатой мордашки очень дорогой части собственной души, продолжающей стоять в этой высокой траве и страстно желающей однажды вырасти выше всех в мире заборов, поросших густым, непроглядным, летним кустарником.

Аль Квотион

Библиотека

+4

404

С первым днем зимы !!!

Цитата дня:   

Город станет седым. Для тебя — подвенечным нарядом.
И по узкой аллее, под марш созревающих звезд
Я тебя поведу к алтарю первых дней снегопада,
Я останусь с тобой в белом танце раздетых берез.

Аль Квотион

Библиотека

+3

405

Люди уютные, тёплые, нужные...
Входят на цыпочках в сердце застенчиво...
С доброй улыбкой неравнодушной...
В храме души зажигают свечи...
Люди спокойные, светлые, нежные...
Всё аккуратно в нем прибирают...
Слезы стирают и горечи прежние...
Шлейфом заботы тебя обвивают...
Люди домашние, очень хорошие...
С ними тепло в любое ненастье...
С ними тревоги-печали заброшены...
С ними такое бывает счастье!...
Громко смеются они, словно дети...
И отступают любые беды...
Как же прекрасно, что есть на свете...
Люди-шарфы и уютные пледы...

© Алина Ермолаева

Источник: https://ok.ru/yeslisch/topic/67451725032268

Библиотека

+3

406

Любовь твоя жаждет так много,
Рыдая, прося, умоляя..
Люби Его молча и строго,
Люби Его медленно тая...

Пусть призрак, творимый Любовью,
Лица не заслонит иного, -
Люби Его с плотью и кровью -
Простого, живого, земного...

Храни Его знак суеверно,
Не бойся врага в иноверце...
Люби Его метко и верно -
Люби Его в самое Сердце...

(с) М.Волошин

Библиотека

+4

407

Цитата дня:

Такую улыбку, полную неиссякаемой ободряющей силы, удается встретить четыре, ну — пять раз в жизни. Какое-то мгновение она, кажется, вбирает в себя всю полноту внешнего мира, потом, словно повинуясь неотвратимому выбору, сосредоточивается на вас. И вы чувствуете, что вас понимают ровно настолько, насколько вам угодно быть понятым, верят в вас в той мере, в какой вы в себя верите сами, и безусловно видят вас именно таким, каким вы больше всего хотели бы казаться.

©Фрэнсис Скотт Фицджеральд, "Великий Гэтсби"

Библиотека

+4

408

Цитата дня:

Осуждение другого всегда неверно. Потому что никто никогда не может знать, что происходило и происходит в душе того, кого осуждаешь.

(с) Лев Толстой.

Библиотека

+4

409

Вот ключ, держи. За дверью — моя жизнь. На книжных полках справа — многотомники мыслей и идей, большей частью самоанализ и посредственные литературные эксперименты. Все на полки не поместились, поэтому предположения об устройстве вселенной, диагностику духовного регресса общества и маленькую мыслишку в мягком зеленом переплете о починке сломанного кондиционера пришлось свалить на полу. Тот слегка корявый фикус в углу с пожелтевшими нижними листьями и новыми сильными ростками — моя любовь. Как обычно, забыл ее полить. Вот эта балка — это мой внутренний стержень. Тряпки, которые я сушу на ней, соответственно, мои вечные сомнения, пара десятков непреодоленных пороков, осознание собственного несовершенства, а то синее, похожее на прожившую долгие лета скатерть — надежда. Два сомнительных брата на диване, хохочущих и пихающих друг друга локтями, экстравагантно одетых, молодых, упрямых, с горящими пронзительными глазами — мое шальное безумие и мой, ставший с годами чересчур ироничным, здравый смысл. В окне — пестрые, яркие, быстро меняющиеся пейзажи тяги к путешествиям, а грохот из спальни — это страсть в слепом порыве опять что-то уронила. Осторожней, здесь ступеньки дней. Лестница совершенно неудобная, каждая ступенька своей формы и размера, никакой логики и никакого постоянства — зато не бывает скучно, никакого болезненного монотонного привыкания. В целом, дом большой, я сам еще не успел осмотреть все, хотя находил даже тайные коридоры и спрятанные комнаты, как в старинных замках. Я даже видел в одном из коридоров рельсы и прогромыхавший по ним купейный поезд. В общем, вот ключ, будем исследовать мою жизнь вместе. Не забудь оставить старенькую обувь прежних иллюзий и однообразных будней в прихожей. Наслаждайся приключением.

Аль Квотион

Библиотека

+3